Банное и отопительное оборудование г. Анапа, ул. Краснодарская, 32А E-mail: belyikv@yandex.ru

Разновидности бань

Бани сооружались еще в глубокой древности всеми циви­лизациями (в Индии, Китае, Египте, Греции, Риме) и пред­ставляли собой в большинстве случаев каменные постоянно обогреваемые помещения. Ввиду дороговизны такие объекты могли существовать преимущественно как культовые или об­щественные и строились в городах. Естественно, что общест­венные бани помимо общегигиенических и лечебно-профи- лактических функций неминуемо играли роль мест встреч горожан и просто приятного времяпрепровождения в компа­нии. Эта последняя функция общественных бань сохранилась и до сих пор, в том числе и в России. Поэтому баня всегда и всюду была и будет больше, чем просто баня.

Использование в качестве строительного материала камня позволяло создавать в теплых южных краях гигантские бан­ные сооружения с различными способами обогрева помеще­ний. Так, например, широко известные два тысячелетия назад роскошные римские бани—термы, названные так в честь по­селения Thermae, известного своими геотермальными источ­никами, представляли собой по существу спортивно-оздоро­вительные комплексы, вмещавшие сотни и тысячи человек. Залы для потения и парилки сухого пара обогревались горя­чим воздухом (в том числе и дымовыми газами), паром или горячей водой, подаваемыми из котлов, обогреваемых твер­дым или жидким топливом (нефтью), в каменные каналы под полами, то есть фактически использовались концепции воз­душного, водяного и парового отопления. В Древнем Египте полы бань, оборудованных на втором этаже, нагревались ды­мовыми газами от печей, установленных на первом этаже, примерно так, как нагревается лежак русской печи. В Древней Греции нагрев бань осуществлялся открытым огнем (очагом), расположенным в центре помещения (так же, как в черной бане). Восточные бани, в частности, византийские, арабские, турецкие, очень близки по конструкции к римским баням и использовали горячие каменные полы (гипокауст) и лежаки (турки), обогреваемые горячим паром или дымовыми газами. Технических решений было множество.

В древнюю Киевскую Русь каменные бани пришли из Ви­зантийской империи (Константинополя) от греков, при этом большую роль в распространении бань играла православная церковь. Еще в 996 году сразу же после крещения Руси киев­ский князь Владимир передал в управление церкви врачей, лечебницы и бани, то есть бани признавались церковью не только гигиеническими средствами, но и оздоравливающими. Дальнейшее распространение Руси на север и восток с коло­низацией огромных лесистых, болотистых и холодных терри­торий сопровождалось постройкой громадного числа неболь­ших бань при монастырях и деревнях, число дворов в которых обычно не превышало трех. Ни о каких каменных банях при этом не могло быть и речи: единственным пригодным строи­тельным материалом были земля, глина, бревна, шкуры и ва­луны. Пожалуй, единственно возможная конструкция бани в этих условиях — черная (или, как иногда говорят, баня «по- черному»), прототипом которой могла быть концепция бань- чумов кочевых народов, в том числе скифо-сарматских пле­мен. По описанию Геродота в V веке до нашей эры бани-чумы скифов, населявших степные территории современной Укра­ины еще задолго до возникновения Древней Руси, изготавли­вались из жердей, связанных сверху и обтянутых шкурами или войлоком. Внутри чума в земляном углублении разжигался костер, после прогорания углей в раскаленное углубление на­ливалась вода. Иных конструкций в условиях кочевой жизни в безлесных бескаменных степях и быть не могло. Такие по­стройки (не только для бань, но и для жилья) существовали в древности повсюду, безусловно не только у скифов и, конеч­но же, раньше, чем у скифов, даже в Древней Америке. В по­добных простейших сооружениях человечество делало свои важнейшие изобретения: способы получения огня и горячей воды, мыла и щелока, кирпича и керамики, стекла, металлов и т. п. Эти открытия изменяли весь образ жизни людей, в том числе и баню.

Сам термин «баня» появился, по мнению ряда историков, на Руси в XI веке. До этого бани назывались мовь, мовня, влазня, впадня, мыльня. Термины «мылить» и «омовение» со­хранились и до сих пор, правда, сейчас они никак не связаны с паром (впрочем, и в те годы может быть тоже). Впадня — это, возможно, просто углубление в земле, яма для нагрева воды, влазня — землянка, малое сооружение или что-то, имеющее вход (дверь). Считается, что в отличие от вышеупомянутых языческих названий термин «баня» является церковным (хри­стианским), заимствованным из латыни: народнолатинское baneum и среднелатинское balneum означает купание и вошло в медицину термином «бальнеология» (лечение водой). Слово «баня» есть во многих славянских языках (болгарском, серб- ско-хорватском, польском, словенском) и помимо купания раньше означало купол («церковь с баней» означало «церковь со сводом», а каменный купол имели все римские бани). Так­же баней называли сосуды, ванны, кувшины, пузыри (пузатые бутыли). В современной химии есть понятие «нагреть на водя­ной бане», что означает нагреть колбу в сосуде с горячей во­дой. В старорусском языке слово «банить» означало мыть, чи­стить водой (банить белье, полы, посуду, ноги и т. п.). Счита­ется, что такие слова как bain (франц.), bagno (итал.), bath (англ.), bano (испан.), Bad (нем.), означающие ванну и купа­ние, также произошли от того же латинского слова. Так что когда-то термин «баня» понимался очень широко (и не толь­ко русскими).

Но в период освоения нового термина «баня» уже креще­ные в православную веру русские могли круглогодично ку­паться (мыться) только в черной бане и какой-либо другой ба­ни не знали. Конечно на лето они могли соорудить сезонную баню в виде мостков прямо в реке, чтобы только искупаться, помыться (что и соответствует, строго говоря, термину «ба­ня»), Но для пущего комфорта и для возможности мыться в холодные периоды года люди ставили на реке и отапливаемую рубленную баню, чтоб как следует распариться и исхлестаться (расчесаться) веником, а потом можно было обмыться даже ледяной водой. Поэтому под баней русские в первую очередь понимали жаркое помещение, и этот смысл сохранился до сих пор.

При зарождении термина «баня» русские интенсивно засе­ляли верховья Оки и Волги (где обитали, в частности, древние финские племена, оттесненные впоследствии на север). Леси­стый характер холодной местности определил бревенчатый тип строений для оседлой жизни, в том числе и бань, так как строить, кроме как из дерева, было не из чего. Черная (кур­ная) баня представляла собой бревенчатое строение (шалаш, землянка с накатом, частокол с накатом, сруб) с дверями, иногда с дополнительным вентиляционным отверстием в сте­не, фронтоне или в крыше. На земляном полу разжигался ко­стер (очаг), обложенный камнями (валунами ледникового происхождения, имевшимися в тех краях в изобилии), жела­тельно плоской формы, чтобы можно было перекрывать свод. Над костром на камнях (или кирпичных столбах) устанавли­вался или подвешивался металлический чан (чугунный котел) с водой. При отсутствии чана использовались долбленки (ко­рыта, колоды), берестяные туеса, бураки, кубышки, обручная посуда (лохани, бочары, шайки, ушаты, кадки), глиняная и металлическая посуда (тазы, кувшины), вода в которых нагре­валась погружением раскаленных камней. При отсутствии емкостей в земляном полу делалось углубление (яма), обкла­дывалось камнями, обмазывалось глиной и наполнялось во­дой, нагреваемой также погружением раскаленных камней. В бревенчатых строениях вдоль стен устанавливались тесаные дощатые или бревенчатые полы и полки (скамейки, лежаки). После прогорания углей проветривали помещение, закрыва­ли дверь и отверстие в стене. Если камни очага были сильно раскалены,то воздух мог нагреться до высоких температур (до 100°С и выше). Но более реальны не столь уж высокие темпе­ратуры 50—70°С при умеренной влажности 30—70%. Это стан­дартный климатический режим черной бани. В этом режиме при необходимости легко реализуется прием, позволяющий быстро поднимать «жар» — надо просто поддать (плеснуть) во­ду на камни. В черной бане были отработаны все известные до сих пор элементы технологии и процедуры паровой бани: по­тение во влажном воздухе, веники, черпаки, шайки, составы настоек трав, подаваемых на камни, малосмолистые дрова — березовые, липовые, осиновые и т. д.

Черная баня — простейшее, но чрезвычайно удачное тех­ническое решение, хотя ее приготовление требует опыта и ма­стерства, чтобы не выстудить баню при проветривании. Ею пользовались и степные народы, и русские, и чудь (финны). Делений на русскую баню и финскую сауну, видимо, не суще­ствовало никогда. Ценился у финнов и березовый веник — вихта по-фински. Племена, проживавшие до прихода русских в верхневолжском регионе, в течение многих веков мирно уживались с русскими вперемежку, так что значительных раз­личий в банном деле и быть не могло. Достаточно сказать, что русские приняли (и до сих пор используют) финские назва­ния рек Москва, Протва, Сылва, Косваидр. Окончание ва со­ответствует финскому va, означающему «вода», а название са­мой реки Оки происходит от финского joki, означающего «ре­ка». Так или иначе, но черная баня сохранилась лишь у росси­ян и финнов. В Финляндии она называется дымной сауной. Сохранились в Финляндии и музейные образцы черных шат­ровых бань-чумов, изготовленных из жердей или досок (гор­былей). Определить, кто же изобрел черную баню (русские, финны или кто-нибудь иной) невозможно. Ответа не знали, видимо, и в те далекие времена. Ясно только одно: черная ба­ня существовала задолго до того, как на Руси появился термин «баня», а у финнов — термин «сауна».

Основные недостатки черной бани — пожароопасность со­оружения, грязь на полу, копоть, угарность воздуха. Бревен­чатые черные бани (мытные избы) вследствие пожароопасно- сти стали интенсивно вытесняться из городов с XVIII века жесткими экономическими и чисто административными ме­тодами (налоги и запреты). Срубы заменялись каменными постройками, очаги заменялись печами. Так появилась рус­ская городская каменная баня с кирпичной печью. Наиболее распространившаяся, но уже давно абсолютно устаревшая русская глинобитная (битая) кирпичная печь имела массу не­достатков: массивна, низкий коэффициент полезного дей­ствия, холодный низ печи, неудобство работы с посудой и т. д.

Поэтому основная идея русской печи — отвод дымовых газов из помещения через кирпичную трубу — в XIX веке была до­работана и с внедрением в быт чугунного литья трансформи­рована в конструкцию хорошо известной печи-каменки, основы городской белой бани (или бани «по-белому»). Все многочисленные разновидности печи-каменки включали об­ложенный кирпичом очаг (топливник), с чугунными колос­никами и чугунными дверцами. Над пламенем устанавливал­ся чугунный котел с водой или чугунная варочная плита, ды­мовые газы выводились выше конька крыши через кирпич­ную трубу. С помощью кирпичной печи нагреть воздух в бане выше 50—60°С трудно (так как наружные стены печи прогре­ваются максимум до 70—90°С). Чтобы как следует попотеть необходимо использовать повышенную влажность воздуха. Как и в черной бане, в белой бане пар традиционно получали путем поддачи воды на раскаленные камни. Каменные засып­ки из огнеупорных валунов (так называемые «каменки») вы­полняли открытыми или закрытыми. Открытые каменки рас­полагаются на металлической плите над топкой печи, жела­тельно под металлической крышкой, с дымовыми газами не контактируют, чисты от копоти, на них можно лить воду при горящей печи — поэтому такие каменки называют каменками непрерывного действия (см. раздел 5, рис. 2). Закрытые ка­менки помещаются в расширенный участок дымовой трубы на колосники, нагреваются дымовыми газами до температур более высоких, нежели открытые каменки, поэтому более эф­фективны, однако воду на них можно лить только после про- топки печи, поэтому называются каменками периодического действия. Баня с каменкой периодического действия готовит­ся очень долго: надо протопить печь, дождаться пока не про­горят угли, затем закрыть задвижку, отделяющую каменку от топлива (чтобы пар не ушел в топливник), открыть дверку в каменку, плеснуть в нее воду с выпуском пара в дымовую тру­бу для очистки каменки от копоти и угарного газа (образую­щегося при контакте копоти с паром), затем закрыть задвиж­ку, отделяющую каменку от дымовой трубы, и лишь потом плеснуть водой в каменку, впустить пар в баню.

В дореволюционной России белые бани на селе были крайней редкостью, далеко не каждая семья имела возмож­ность приобрести огнеупорный печной кирпич и печные при­боры чугунного литья: колосниковые решетки, топочные дверцы, плиты, вьюшки, заслонки, задвижки, чистки, котлы. Вплоть до XIX века жилые избы и вплоть до XX века сельские бани в России были сплошь курными (черными). Широкое применение чугунного литья и белой бани на селе стало воз­можным лишь с индустриализацией Советского Союза.

Следующий этап развития городского банного дела — внед­рение с начала XX века вместо кирпичных печей систем цент­рального отопления с котельными агрегатами на разных видах топлива (уголь, мазут, газ), с напорными системами водопро­вода и перегретого пара. В советских городских банях исчезли каменки, появились ванные и душевые комплексы, сущест­венно повысилась гигиеничность бань, которые в городах ни­когда не отличались европейской чистотой ни до, ни после ре­волюции (кроме немногочисленных элитных бань). Со второй половины XX века квартирные ванны и производственные ду­шевые постепенно становятся основным средством общей личной гигиены, и экономический крах городских бань во время становления рыночных отношений в конце XX века практически не отразился на санитарно-эпидемиологической обстановке в городах. Дальнейшее стратегическое развитие го­родских бань видится исключительно в концепции аквапарков с бассейнами, а также частично в виде высококомфортных элитных бань общеоздоровительного и развлекательного пла­на, в том числе и турецкого типа.

На селе белая паровая баня в том или ином виде продолжа­ет существовать в нашей стране до сих пор, но во многих ре­гионах России значительно потеснена ваннами, душевыми колонками особенно при наличии котельного водяного отоп­ления домов. Ванна относительно дешева, гигиенична, не требует больших и столь уж теплых помещений и высокой влажности воздуха, может не использовать вечно гниющего и малогигиеничного дерева, стоки легко канализируются, ван­ну легко вмонтировать в жилую часть дома. Если у сельского жителя есть ванна, то он смотрит на свою баню уже совсем другими глазами: баня перестает быть для него крайней необ­ходимостью как средство для мытья. И для того, чтобы белые бани выжили в будущем (в гипотетическом случае полной централизованной теплофикации села), они должны иметь какие-то значительные преимущества перед ванной и душем, то есть необходимы специальные разработки по внедрению новых видов материалов, оборудования и энергетических ре­сурсов. Прямо скажем, что в условиях централизованной пла­новой экономики сельская белая баня считалась морально устаревшим принципом мытья, а шайки — анахронизмом (до­ставшимся от царской России), хотя бы по причине низкой гигиеничности. Прогресс виделся лишь в направлении ванн и душа, новое специализированное оборудование для белых сельских бань промышленностью не разрабатывалось и не выпускалось вообще.

В то же время было ясно, что даже при полном исчезнове­нии бань на селе принцип белых бань будет еще долго востре­бован хотя бы по причине наличия иных потребностей в сред­ствах личной гигиены не стационарного (не оседлого), а пере­движного (мобильного) и периодического (сезонного, эпизо­дического) характера с сугубо автономным отоплением, где котельный принцип совершенно непригоден: армейских, по­левых, вахтовых ну и конечно же дачных, садовых и огород­ных. Ясны были и основные направления необходимых раз­работок: печи из металла и керамики на разных видах топли­ва, новые материалы для утепления и облицовки, системы на­грева, хранения и дозирования воды с арматурой, пригодной для работы с малыми напорами воды, в том числе загрязнен­ной, поддонов для сбора воды, банной мебели, в том числе из пластика, и т. д. К сожалению, промышленных образцов та­кой продукции для индивидуального потребления так и не появилось до сих пор, кроме уже давно морально устаревших образцов техники для массовой помывки в армии и предпри­ятиях типа нефтегазодобычи.

Говоря о направлениях прогресса индивидуальной бани, мы должны в первую очередь анализировать достижения финских фирм. Прорыв был достигнут в середине XX века заменой не­надежных и высокотеплоемких кирпичных печей на промыш­ленные металлические: сварные из металлопроката и литьевые цельночугунные. В нашей стране также иногда использовались в банях металлические печи (появившиеся после войны, когда с фронта и землянок вернулось неимоверное количество «бур­жуек»), но все это было до недавнего времени неспециализиро­ванное оборудование типа «бочки с дверцей» самодельного или кустарного производства. Они не очень прижились у нас на селе, так как редко обеспечивали получение достаточных коли­честв горячей воды и сохранение тепла на время большой пла­новой помывки и обстирки. Кроме того, металл был в дефици­те, сварочное оборудование населению не продавали. В Фин­ляндии же дома в сельской местности в середине XX века стали переводиться на центральное водяное отопление, появились души и ванны для ежедневной мойки, машины для стирки, ба­ни теряли функции основного средства личной гигиены. В этих условиях металлическая печь спасла в Финляндии белую сауну. При этом в первую очередь развивалось основное преимущест­во металлических дровяных печей: возможность нагрева кон­тактирующих с воздухом стенок печи до высоких температур (400—800°С) и соответственно быстрый прогрев воздуха в поме­щении до температур 100—150°С и даже выше. При таких тем­пературах, не достижимых при использовании кирпичных пе­чей, обеспечиваются новые условия парения, причем никаких увлажнений воздуха не требуется. В 1960—1980 гг. металличес­кие печи в белых банях Финляндии практически полностью вытеснили кирпичные печи (в отличие от России), а затем дали жизнь новому направлению в банном деле — современной квартирной финской сухой сауне, мытье в которой вообще не предусматривается.

Основное преимущество металлических печей является одновременно их недостатком, так как по недосмотру темпе­ратура воздуха в помещении может быстро достигнуть опас­ного уровня — температуры возможного самовоспламенения деревянных потолков. Поэтому все большее применение на­ходят менее хлопотные в быту электрические печи для саун, которые могут быть снабжены автоматическими системами поддержания температуры, в частности, у потолка парной, а также системами аварийного отключения печи при достиже­нии температуры 140°С. Следует иметь в виду, что маломощ­ные электропечи (менее 10 кВт) разработаны исключительно лишь для квартирных микросаун и для дачников интереса не представляют. Саморегулирующиеся печи могут комплекто­ваться парогенераторами (фактически кипятильниками), ав- тематически поддерживающими заданную влажность в сауне. Вместе с тем, принятый путь развития финской сауны (в част­ности лидирующей финской фирмой «Харвия»), не был лишен недостатков. Использование все более высоких темпе­ратур (до 140°С) и все более дорогостоящих высокотемпера­турных пиломатериалов (низкотеплопроводных и лишенных смолистых веществ) привел к необходимости оберегать их от влаги (чтобы не сгнили и не покоробились, не растрескива­лись, не теряли быстро товарный вид). Парные кабины в квартирах вовсе освободили от воды для мытья (и даже в 70-е годы от воды для поддачи тоже), сауна из бани превратилась попросту в место скучного (по мнению многих русских) бес­цельного потоотделения. Мыться же предполагалось где-то в другом помещении (как с шайкой, так и под душем). Так или иначе, финны в последнее время стали разворачиваться назад в сторону более низких температур и больших влажностей воздуха, то есть в сторону прежних параметров, достигавших­ся с помощью кирпичных печей.

Видимо чувствуя шаткость, а может быть и тупиковость позиций сухой бани, отделенной от воды и мытья, шведская компания «Тило» помимо квартирных саун (басту) наращива­ет выпуск современных низкотемпературных квартирных бань повышенной влажности типа турецких, хотя в этой обла­сти имеется серьезная конкуренция со стороны многочислен­ных итальянских и немецких фирм, производящих паровые бани-кабины. При этом металлическая печь для нагрева воз­духа вообще исключается и заменяется пожаробезопасными электрическими парогенераторами (кипятильниками) боль­шой мощности, позволяющими регулировать температуру в парилке от 20 до 55°С при влажности до 100%. Бани комплек­туются душевыми панелями (с различными видами душа, в том числе гидромассажными), поддонами, сиденьями, полка­ми, плотными бесшумными прозрачными дверями, причем все это выполняется из высококлассных пластиков в изыс­канно элегантном дизайне. Фактически это уже не баня, а ав­томатизированная банно-моечная машина, которая может быть рассчитана как на одного человека, так и на несколько человек. На человека при этом воздействуют пар, вода, горя­чий воздух и гидромассаж одновременно. К сожалению в за­городных условиях, особенно в зимний период, паровой принцип нагрева помещения встречает серьезные трудности и не пригоден для садоводов.

Еще больший комфорт обеспечивают современные супер­элитные квартирные кабины-сауны финской компании «Са- унадуш», основной принцип которых заключается в совме­щении сухой сауны с душем, то есть наблюдается полный возврат к совмещению мойки и парки тела. Именно этот принцип, но во много раз более дешевом, а потому и прими­тивном, но пригодном для загорода виде, мы и будем разви­вать в этой книжке.

Таким образом, к сожалению, не русские, а финны смогли вырваться вперед в деле технического прогресса нашего исто­рически общего банного дела, смело отказавшись полвека на­зад от кирпича в печах в пользу листового металла, а сейчас вместе со шведами и канадцами решившись осваивать прин­ципиально новые для бани методы нагрева и также новые пластиковые облицовочные, синтетические утеплительные и парогазоизолирующие материалы, позволяющие добиваться на следующем витке цивилизации желаемых климатических характеристик в достойных по комфорту и дизайну условиях.

Фантазия дизайнеров, возможности инженеров и ассорти­мент современных материалов позволяют создавать самые причудливые виды деревянных, каменных и пластиковых бань. Однако реальное социально-экономическое положение наших садоводов не позволяет использовать все многообра­зие дорогостоящих решений. Нам важно в этом разделе уяс­нить, что имеется по существу лишь шесть основных техниче­ских принципов обеспечения гипертермальных условий для приема банных процедур. В древности и в современности эти принципы в реальных банях всех типов перемешаны и факти­чески дополняют друг друга.

Первый принцип (назовем его крайне условно турецким, римским, восточным, египетским) предусматривает нагрев полов и стен помещения бани трубами (каналами, батареями) с горячим (до 100°С) теплоносителем (дымовые газы, пар или паровоздушная смесь, горячая вода, горячий воздух и т. п.). Например, из котла с кипящей водой пар по каналам или тру­бам проходит под полом, лежаками, а также внутри стен, на­гревая их. Или дымовые трубы печи, установленной на первом этаже, уложены под каменным полом бани на втором этаже и нагревают его. В результате имеем горячие полы (до 60°С), по которым можно ходить только в специальной банной обуви; горячие лежаки (до 50°С), на которых можно лежать зачастую только на простынях. Если воды в помещении нет, то воздух может быть очень сухим. Если же воду при мытье подавать на горячий пол, то она испаряется и создает влажную атмосферу бани (с относительной влажностью воздуха у пола до 100%) и даже с клубами тумана (в простонародье — пара). Таким обра­зом суть принципа в том, что нагреваются каменные полы и стены, а затем нагрев воздуха и людей осуществляется сам со­бой за счет подогретых ограждающих конструкций бани. Си­стема горячих полов называется гипокаустом.

Второй принцип (назовем его условно финским, а точнее, современным финским) предусматривает нагрев воздуха от локальных раскаленных поверхностей (нагретых до 300— 800°С камней или стенок стальной печи), затем горячий воз­дух прогревает стены. Кирпичные печи не годятся для фин­ской бани, так как их наружные стенки прогреваются макси­мум до 90— 120°С и не могут нагреть воздух (а через него и сте­ны) до температур выше 60°С, при которых в сухом воздухе человеку становится тепло. Финская баня сухая. Однако, на­хождение человека в условиях высокой температуры немину­емо приводит к повышению влажности воздуха в бане ввиду испарения пота, что следует учитывать при приеме банных процедур. Температуры финской бани ограничены сверху пределом 150°С по физиологическим, а также техническим причинам. Технически возможно нагреть воздух до темпера­тур выше 100—200°С в каком-нибудь другом месте (в специ­альном внешнем аппарате-воздухонагревателе) и затем по­дать его в парилку по газоходу-воздуховоду. Кстати конвек­тивные потоки (завесы) сухого горячего воздуха («суховей») в финской парилке существенно интенсифицируют процессы испарения пота и повышают тепловые нагрузки на тело чело­века, тем самым видоизменяют воздействие бани на орга­низм. Полы в финской бане обычно холодные с температурой не выше 40°С. Таким образом, суть этого принципа заключа­ется в том, что в бане сначала нагревают до очень высокой температуры локальный нагревательный элемент (камни, электрическую спираль или ТЭН, стальную печь), который затем нагревает воздух, а воздух в свою очередь нагревает по­лы и стены. Само собой разумеется, что кирпичные, камен­ные и вообще высокотеплоемкие стены этим способом быст­ро не нагреть ввиду малой теплопередающей способности воздуха, а если и нагреть, то стены будут опасны в смысле ожогов. Поэтому каменных финских бань не бывает.

Третий принцип (назовем его крайне условно русским) за­ключается в нагреве воздуха бани и ее стен острым паром, по­даваемым прямо в помещение. Пар, конденсируясь на стенах и теле человека, передает им теплоту конденсации и быстро их разогревает, так что возможно использование даже камен­ных стен. Пар получают котельным способом или кипячени­ем воды в помещении или поддачей воды на раскаленные камни. В громадном большинстве советских городских бань в парилку через отверстия в полу или стенах периодически бе­зопасным образом в отсутствии людей подавался по трубе централизованный острый пар из парового котла с температу­рой до 160°С и давлением до 6 атм. Пар конденсировался на полу и стенах, прогревал их, а затем в виде жидкой воды уда­лялся через трап в полу в канализацию. Крайняя условность принятого нами названия способа «русский» становится яс­ной, если учесть, что этот принцип с использованием пароге­нератора применяется в громадном количестве квартирных и пластиковых пародушевых кабин, производимых в США, Ка­наде, Германии, Италии, Швеции, называемых там в обиходе «турецкой баней», хотя непременной особенностью настоя­щей турецкой бани в первую очередь являются нагретые ка­менные полы и лежаки, а уж кипятят ли в ней воду или льют ли на горячий пол — это дело для турецкой бани второстепен­ное. Видимо, основным доводом назвать пародушевые (с па­рогенераторами и необогреваемыми стенами кабины) турец­кими стала высокая влажность воздуха (до 100%) в кабинах, хотя высокая влажность вовсе не является непременным ат­рибутом турецкой бани. Вместе с тем, пародушевые кабины назвать русской баней вообще невозможно. Так или иначе, принцип нагрева паром является крайне важным. Итак, суть метода в том, что нагревают воду, она испаряется, превраща­ется в горячий пар, который попадает в помещение и нагрева­ет воздух, стены, людей.

Четвертый принцип — нагрев тела человека и помещения инфракрасным излучением, например, излучением от элек­трических штифтов и спиралей, от углей дров, от раскаленных поверхностей камней или стенок печи, солнечным излучени­ем. При этом воздух может вообще не нагреваться и быть очень холодным (вплоть до минусовых температур) и очень су­хим. Но тем не менее человеку в холодном воздухе будет очень жарко и он будет потеть. На пути создания таких парилок сто­ят значительные технические трудности реализации кругового обогрева тела, хотя уже первые образцы инфракрасных кабин (пусть еще далеких от совершенства и пригодных лишь для приема медицинских процедур) появились на рынке США. Впрочем почувствовать действие инфракрасного излучения может каждый, имеющий металлическую печь-буржуйку — стоять рядом с такой печкой порой просто невозможно, обжи­гает. Принцип ценен тем, что излучение напрямую идет на поверхность стен и тело человека. Таким образом, суть прин­ципа в том, что стены и люди нагреваются инфракрасным из­лучением, воздух нагревается затем от стен.

Пятый принцип (и причем, видимо, оптимальный для стационарных бань) — нагрев воздуха и стен за счет горячей воды, находящейся в водоеме (бассейне, ванне), то есть на­гревают воду в водоеме, а все остальное нагревается само со­бой. Этот принцип в качестве банного культивируют япон­цы. Японская процедура (фуро или сенто) состоит из двух этапов. Сначала «потеют» в горячей воде, причем потихонь­ку повышают температуру по мере «привыкания». При этом в горячей воде на самом деле потеют, причем сильно потеют в оптимальных условиях, когда ноги и руки находятся при одинаковых температурах, но голова не перегревается. Пот не испаряется, а сразу же смывается. Нужно сказать, идеаль­ные условия. Можно одновременно и помыться, и потереть­ся. Затем, на втором этапе, человек не охлаждает себя интен­сивно, как бывает порой в русской или финской бане, а, наоборот, укутывается и лежит под одеялом на кушетке, дол­го потеет «чистым потом». Каждый парильщик знает, как долго после парной тело внутри остается горячим. Попотеть «чистым потом» на самом деле приятно, но выдержать 1—2 часа довольно трудно.

Метод с первого взгляда крайне обычен и прост. По суще­ству это просто ванна, такая есть в любой городской квартире. Или горячий бассейн, каких много, если не в нашей стране, так в Европе, Америке точно. Но зародиться он мог в местах наличия горячих природных водоисточников (геотермальных вод), а развиться мог только на высоком уровне цивилизации, поскольку требует огромных затрат тепла на нагрев, подачу и хранение большого количества горячей воды. Трудно, напри­мер, всерьез представить его жизнеспособным не только в условиях холодной дикой природы древней Руси, но даже в условиях современного садового участка, тем более зимой. Впечатления о кажущейся простоте безжалостно разбиваются также и при анализе мирового опыта развития поистине пере­довой и наукоемкой концепции бытовых домашних бассей­нов, которые переживают сейчас настоящий, но не всегда оправданный бум под эгидой рекламной кампании домашне­го курорта «спа». Спа — это город в Бельгии, издавна славив­шийся своими геотермальными водами и ставший всемирно- известным курортом (в том числе благодаря восторженным отзывам Петра Первого). В честь этого курорта названа про­грамма создания средств домашнего бальнеологического оздоровления. Так вот помимо проблем с дорогостящими ма­териалами и гидромассажными устройствами, домашние бас­сейны, имеющие объем в несколько раз больший, нежели ванны, сталкиваются с огромными трудностями сохранения горячей воды (которую ежедневно выливать экономически абсолютно не оправдано), ее фильтрацией, обеззараживани­ем, обесцвечиванием. Эти трудности и затраты в рекламе пы­таются оправдать якобы высоким качеством оборотной воды, превосходящим качество натуральных и водопроводных вод, хотя это зачастую далеко не так, судя по перечню применяе­мых гигиенических препаратов. Что касается природных гео­термальных вод, впрочем никак не относящихся к содержа­нию этой книжки, то их роль в истории человечества настоль­ко велика, что не упомянуть их никак нельзя. Во-первых, саму горячую воду человек впервые познал из этих источников еще до открытия огня, во-вторых, сама баня впервые появилась во многих местах благодаря этим даровым источникам горячей минеральной воды (Бурса, Тифлис, Бат, Спа, Баден-Баден, Карлсбад, Висбаден и т. д.). В-третьих, само развитие курорт­ного дела на лечебных минеральных геотермальных водах, ко­торое приобрело в последние годы невиданный размах, явля­ется мощной движущей силой развития современного банно­го дела как элемента новой идеологии качества жизни.

Шестым, пожалуй, наиболее современным принципом, яв­ляется душ. Это изобретение в городском быту сразу оттеснило как гигиеническое средство черпаки, тазы и шайки и смело кон­курирует с ванной, которая тоже потихоньку теряет позиции и уходит в сторону бассейнов. Душ — это одновременное сочета­ние тонкораспыленной горячей воды и воздуха, причем в хо­лодном воздухе (в том числе и морозном) человек может ис­пользовать душ с температурой тонкораспыленной воды до 80°С. К сожалению, стремительный технический прогресс тех­ники бытового душа идет в направлении импульсных (гидро­массажных) возможностей, а садоводу интересны были бы по­казатели экономичности (так как душ, также как и ванна, не го­воря уже о бассейне, потребляет в несколько десятков раз боль­ше воды, чем банная шайка). Использование душа зимой также является практически несбыточной мечтой садовода. Итак, суть этого метода, являющегося частным случаем пятого принципа, заключается в том, что сначала нагревают воду, которую в рас­пыленном (капельном) виде подают в помещение, горячая рас­пыленная вода затем нагревает полы, воздух и людей.

Вообще говоря, по современным понятиям пятый и шестой принципы не считаются банными, поскольку не требуют жар­ких помещений. Но это вовсе не означает, что они не могут быть использованы в банях. Так, современная сухая сауна вообще не мыслима без душа. Более того, такая сауна представляет собой «душ, а при нем парилка». К сожалению, это мало кто понима­ет, что приводит к недоразумениям при заказе бани. Главное при заказе бани — определить, где будет центральное место.

Помимо перечисленных шести принципов в литературе предлагаются порой и иные способы вызвать потение (с по­пыткой назвать это разновидностью бани), например, исполь­зование паронепроницаемой одежды (пленки, чехлов) одно­временно с усиленной физической нагрузкой, погружение тела в горячие мази, грязи, листья и даже в навоз и т. д. Несмотря на свою экзотику, эти способы являются частными случаями ука­занных шести принципов, и могут действительно использо­ваться в физиотерапевтических банях (в том числе и при само­лечении), но к гигиенической бане отношения не имеют.

Таким образом, все типы бань используют кратковременное интенсивное действие целого ряда естественных факторов воз­действия на тело человека: воздуха с температурой до 100— 150°С, водяного пара с концентрацией в воздухе до 0,05—0,07 кг/м3 и температурой до 100— 150°С, конденсирован­ной воды с температурой 40—55°С (душа до 80°С), лучистой энергии (инфракрасного излучения) интенсивностью до нескольких кВт/м2 (уровень солнечного излучения) и более. Эти условия, несовместимые с длительным существованием человека как живого существа, обеспечивают такой экстре­мальный прогрев наружного кожного покрова и внутренних органов, физиологическая целесообразность которого никем до сих пор не доказана. Однако ясно одно: экстремальный про­грев способствует эффективной очистке кожи, а гигиеническая обработка тела человека является основным залогом здорового образа жизни.

Выводы:

В предыдущем разделе мы условно разделили бани по кли­матическим параметрам на турецкие (40—60°С), русские (60—80°С), финские (выше 80°С). Функционального смысла это деление не имеет.

Столь же условно разделим бани:

  • по конструкции на турецкие (каменные с горячими по­лами), русские (деревянные с кирпичными печами), совре­менные финские (деревянные со стальными печами);
  • по принципу нагрева на турецкие (нагрев ограждающих конструкций), русские (нагрев паром), современные финские (нагрев горячим воздухом), японские (нагрев воды), инфра­красные и душевые;
  • по историческим традициям приема банных процедур на турецкую (массаж, прогрев тела на горячем камне, шерстяная рукавица), русскую (потение, веник, контрастные процедуры), современную финскую (потоотделение, душ, бассейн) и т. п.

Похожие материалы:

Строительство
Информация